Andrewus (andrewus) wrote,
Andrewus
andrewus

Categories:

Хроники ролевика, часть вторая

ЧАСТЬ ВТОРАЯ | Первая часть
“Первая кровь”

21.04, понедельник

Всю команду лихорадит. Мы едем на игру! Решил снова взяться за заброшенный в прошлом году дневник, дабы сохранить наш опыт для потомков.

До игры осталось меньше двух недель. Все носятся по городу с выпученными глазами — готовятся. Едем эльфами — в этом виноват, конечно, Змей. Он вообще был очень удивлен, когда узнал, что состоит в нашей команде, долго отбивался и протестовал — это он от радости, наверное. Сейчас уже смирился. На редкость асоциальный тип.

23.04, среда

Выловил Змея и пошел с ним к Леголасу. Леголас — очаровательная девушка спортивного телосложения. Шли мы к ней с очень деликатной миссией: убедить, что два Леголаса на игру — многовато, так что ей временно надо взять другое имя.

Как я и предчувствовал — не обошлось без скандала. Леголасочка объявила, что на посторонних леголасов ей плевать, и если она с этим самозванцем встретится — они еще посмотрят, кто из них самый леголасистый леголас в этом леголаснике...

Посреди дебатов взгляд Змея вдруг упал на здоровенную сумку, из которой торчал фен. На минуту он выпал из общей дискуссии, разглядывая сумку, а потом как-то невпопад поинтересовался, не с этой ли хреновиной Леголасочка собирается ехать?! Сбитая с толку Леголасочка подтвердила, что именно с этой, а что?

Воцарилась тишина. Я тоже спросил: а что, собственно, не так.

Змей впал в истерику. Кричал, надо идти с рюкзаком, а с этой штукой она не пройдет и полкилометра. Леголасочка холодно объявила, что собирается не идти пешком, а ехать на поезде. Я вставил, что это разумное замечание. Змей начал вопить что-то про поезд, электричку и пеший марш... Леголасочка возразила, что чем идти пешком, лучше подъехать на маршрутке или, в самом крайнем случае, взять такси... Змей побледнел и начал мелко икать...

В общем, ролевики на маршрутках не ездят, а ходят с рюкзаками — так я понял. Это другое дело — престиж надо поддерживать!

24.04, четверг

Учитывая опыт Леголасочки срочно раздобыл себе рюкзак и начал паковаться. Рюкзак я раздобыл у деда. Какой-то он странный: лямки слишком длинные и какое-то здоровенное кольцо к ним приделано. А главное — слишком маленький. Упихал в него подушку, потом одеяло — еле поместилось... А остальные вещи вообще никак.

Ко мне заглянул дед, интересуясь, не брал ли я его именной, наградной парашют? Не брал, конечно. Но дед, взглянув на мой рюкзак, мне не поверил. Спорил, правда, не долго, сразу пошел за берданкой. Парашют пришлось вернуть.

Очень вовремя появился Змей. Увидав направленную на него берданку, он как-то занервничал и быстро сдал всех. Рассказал деду и куда мы едем, и даже попытался объяснить зачем. Впрочем — трудно его винить, говорят, дед в КГБ работал.

Дед долго шевелил усами, потом вдруг положил берданку и спросил, какие рюкзаки нужны. Змей тут же понес какую-то тарабарщину насчет «восмидесятилитровых анатомичек». Как ни странно, дед его, похоже, понял.

25.04, пятница

Дед заявил, что будет лично руководить моими сборами. Откуда-то притащил рюкзак: длинный, с кучей ремней и пятнистый, точно жаба. Долго читал нотацию, что куда запихивать надо. Когда я начал паковаться, отобрал у меня подушку. Потом долго плевался. заставил перепаковать. Я стал спорить. Дед снова взялся за берданку.

27.04 воскресенье

Общий сбор. Кроме команды присутствовал дед, нацепивший все свои ордена. Долго нас слушал. Хаммер, наш мастер-оружейник, показывал последнюю модель меча. Обсуждали, кто и когда пойдет за билетами, у кого есть палатка, какую еду с собой берем.

Дед вдруг крякнул и заявил, что едет с нами. Все охренели. Поняв, что от друзей помощи не дождешься, я начал протестовать. Дед меня послал так заковыристо, что я удивленно замолчал. Особенно меня задели пассажи на тему хворостины и задницы.

Змей пытался коварно воззвать к разуму. Например, дед совсем не умеем обращаться с мечем. Дед парировал, что в двадцать седьмом шашкой рубал белую сволочь... Змей возразил, что запасных мечей у нас все равно нет. И костюма. И палаток мало...

В общем, разошлись полюбовно. Деда нагрузили Толкиеном, предоставили образцы оружия и фотографии с игр... Джулиан робко предположил, что «... сам обломается...», но Змей как-то уж очень сумрачно покачал головой, хотя и не сказал ни слова.

Вечером заглядывал к деду. Сидит у себя за столом, читая Толкиена и делая какие-то пометки у себя в планшете. Что-то мне это не нравится.

28.04, понедельник

Дед исчез. Ну и очень хорошо.

29.04, вторник

Дед появился. С порога заявил что за Гендальфа пасть порвет. Затащил к себе в комнату какие-то свертки и заперся там. Мне страшно.

Впрочем — не до него сейчас. Завтра выезжаем.

30.04, среда.

Выезд!!!

С утра я проснулся от душераздирающих звуков. Источником звуков оказался старый пионерский горн, в который дул дед. Я решительно отправился к телефону, набирать 03, но дед ловко стукнул меня горном и приговаривая: «Подъем, три минуты до построения» погнал в ванну умываться.

Дед совсем взбеленился. Заставил меня трижды перепаковывать рюкзак. После каждой упаковки я его надевал и дед заставлял меня прыгать. Если что-то в рюкзаке звенело или болталось — я его перепаковывал. Оказалось, так он заботится, что бы его внук был «на высоте».

Когда подошло время выходить, дед меня совсем убил, появившись в коридоре в камуфляжном комбинезоне и с рюкзаком. Сдержано объяснил, что решил все-таки ехать. Я хотел последний раз попытаться его отговорить, но не успел: в дверь позвонили. Я надеялся — санитары, оказалось — военные. Козырнув деду, какой-то солдатик подхватил его рюкзак, другой шмыгнул в комнату.

У подъезда нас ждал армейский «бобик». Он домчал нас до вокзала. Солдаты помогли разгрузиться. Правда не мне, а деду: свой рюкзак я ворочал сам.

Увидав меня, деда и взвод провожающих (один из них тащил характерный деревянный ящик выкрашенный в защитный цвет) наши обалдели и машинально повставали по стойке «смирно».

Дед удовлетворенно кивнул и приказал рапортовать. Рапортовать попытался Змей, за что тут же получил наряд вне очереди. Погрузились в поезд. Дед тут же забрался на верхнюю полку и захрапел.

Наконец поезд тронулся. Я сел у окна и стал смотреть на мелькающий за стеклом город. Вагон мерно покачивался, колеса стучали. И тут до меня дошло. Мы едем. ЕДЕМ!!! Это не сон, не мечты. И уже ничего не обломается: назад пути нет.

С завтрашнего дня буду вести дневник гораздо подробнее. Надо фиксировать все события, что бы донести их до будущих почитателей...

***

1.05, четверг, нулевой день.

Утро.

Проводник совершил непростительную ошибку. Он разбудил Деда. Дед разбудил всех остальных. Не только нас — весь вагон. Пионерским горном. В пять минут вагон повскакивал с коек и построился в проходе. Потом, распевая «Катюшу» отправился умываться. Дед удовлетворенно кивнул, обозвал проводника адъютантом и заказал себе чаю.

Слава Богу вскоре мы прибыли. Я уже приготовился позлорадствовать, наблюдая, как дед будет мучиться со своим ящиком без посторонней помощи, но дед, крякнув, просто взвалил его на плече. Жилистый он у меня!

На перроне мы столкнулись с Великим. Оказывается, он тоже приехал на игру. Смотрел на нас свысока, узнав, что мы приехали эльфами — поднял на смех. Обещал нас всех «вынести». Я сильно опасался за деда, но он хладнокровно выслушал Великого, потом направил горн ему в морду и что есть сил дунул. Великий от неожиданности встал по стойке «смирно» и грохнулся в обморок.

Дед скомандовал построение. Вытащил из строя Змея и велел взять языка, пообещав простить наряд вне очереди. Змей тут же растворился в толпе. Через пять минут появился, волоча за шиворот какого-то парня. Под строгим взглядом Деда парень вмиг выложил все: расписание электричек, расположение касс, перронов, цены на билеты и даже начал перечислять немногих оставшихся в городе коммунистов, комсомольцев, пионеров и октябрят.

Змей достал распечатку, где указывался маршрут до полигона. Сверил с показаниями «языка» и мы отправились за билетами. Оказалось, до нужной нам электрички — полчаса.

Леголасочка и Элхэ, наши девушки, загалдели, что им нужно умыться, позавтракать, пробежаться по магазинам... Дед рявкнул через свою трубу и приказал «отставить». Потом смягчился, выделил фуражиров и назначил встречу у электрички через двадцать минут. После чего лично пошел за билетами. Как он умудрился купить десять билетов на свой пенсионный — так и осталось загадкой.

В электричке мы столкнулись с Маршалом и частью команды Великого. Остальные на электричку опоздали, в результате чего Маршал был полон тягостных раздумий и желчи. Мы, дабы не провоцировать конфликты, перебазировались в другой вагон.

И тут я сильно поспорил с дедом. Меня возмущало то, что он все время командует. В конце концов — это МОЯ команда и я ее капитан! Змей тут же заорал, что он это запомнил. Дело в том, что мы все никак не могли решить: кто же из нас капитан команды? Все отнекивались, в особенности Змей. Так что сейчас я действительно пожертвовал собой ради общего блага.

Однако дед даже бровью не повел, заявив, что он — подполковник, а значит — старший по званию. Я напрягся, вспоминая все, что мог, о воинской субординации и заметил, что, так или иначе, это МОЕ воинское подразделение. Дед задумался, и пообещал сдать командование по прибытии на базу, то есть — на полигон, и перейти на должность военного консультанта. Я сдержано кивнул, радуясь в душе первой одержанной победе.

И тут Змей все испортил, спросив, знает ли кто, на какой станции нам выходить?! Название станции было указано в «путевом листе», но ни объявлений, ни названий станций на перронах не было. Поднялась легкая паника. Дед скомандовал «Отставить!» вызвал Змея и приказал взять языка. Змей обвел хищным взглядом вагон. Люди инстинктивно шарахнулись. Осталась только старая бабка, мечтательно глядящая куда-то вдаль. Дед, подкрутив усы, подсел к ней...

В общем, мы сошли на нужной станции, а бабка еще долго махала деду платочком из электрички. Что характерно: ни Марщала, ни его команды на перроне мы не увидели. Зато увидели еще множество парней и девчонок с рюкзаками. Узнав, что они тоже на игру, мы стали радостно здороваться, потом стали выяснять, знает ли кто дорогу до полигона. Дед привычно приказал Змею взять языка. Вскоре Змей вернулся с каким-то парнем в камуфляже. Как выяснилось — встречающий, который обещал довести нас до мастерятника или, как выразился дед — штаба учений. И мы отправились в путь...

***

Ничего не помню.

***

Воды!!!

***

Убейте меня.

***

День.

Очнулся я уже в мастерятнике. Дед принимал рапорт Джулиана о потерях. Как я выяснил позже, на сто первом метре пути багаж девочек пришлось распределить между добровольцами. На сто пятидесятом метре пришлось нести самих девочек. На триста двадцатом слег Балрог. Дед строго приказал раненых и трупы уносить с собой для маскировки численности подразделения.

Я шел неплохо, только на поворотах постоянно упирался лбом в деревья, продолжая монотонно шагать, пока кто-то не выравнивал мой курс.

Только я начал потихоньку отходить, как примчался мастер и потребовал капитана команды. Дед, желчно хмыкнув, поднял меня на ноги и велел заняться делами команды. Нас записали, пересчитали, забрали взносы и выделили проводника, который укажет нам место стоянки. Взглянув на рюкзаки мы дружно застонали, но мастер уверил нас, что это тут недалеко.

Кое-как дошагав до нужного места (девочки остались в мастерятне, мы обещали вернуться за ними позже), мы стали оглядываться. Дед тут же принялся спорить с мастером, желая перенести наш будущий лагерь еще на сто метров дальше. Мастер удивлялся: зачем?! Потом пожал плечами и махнул рукой. Тут уж я спросил деда: зачем?! Дед мне объяснил, что это место выгоднее со стратегической точки зрения: вершина холма, естественный укрепрайон, до воды ближе... В общем, я с ним спорить не стал. Свалив рюкзаки на холмике, мы легли отдохнуть. дед нахмурился, и стал меня шпынять: мол, надо поставить палатки, выкопать костер, сходить за водой и девочками. Я спросил, каких именно девочек он имеет в виду: наших, или из деревни?! Дед задумался и серьезно заявил, что личный состав — прежде всего, а об излишествах он подумает позже.

В общем, мы принялись за установку лагеря. Махмуд с Хаммером отправились в мастерятник. Балрогу поручили разводить костер, как специалисту огненных дел. Мы с Джулианом стали ставить палатку...

Палаток у нас, вообще, пять. Одну, как оказалось, взял с собой дед. Одна у Змея, но он заявил, что будет жить в ней один. Одна у девочек: на двоих. И две — на бойцов. Как говорил Змей — вполне классический расклад. Мы с Джулианом принялись ставить свою. Вытряхнули ее из чехла и долго думали. Веревки, веревки... Натянутую палатку я несколько раз видел. На фотографиях. Сзади материализовался Дед и спросил, в чем проблема. Мы затруднились ответить. Тогда Дед, покачав головой, спросил, где штоки и колышки. Мы спросили: чего?!

Дед устроил Джулиану перекрестный допрос. Джулиан сознался, что у палатки был еще один отдельный чехол, где были металлические штыри и четыре трубки. Ну, он всю эту ерунду вытряхнул, а в чехол меч завернул.

Дед понимающе кивнул и вручил нам топор, рассказав, для чего служат колышки и штоки, перемежая свою лекцию ехидными комментариями малоцензурного содержания. Я зло посоветовал ему заняться СВОЕЙ палаткой, на что дед сказал «а как же!» и указал рукой. Я икнул. Его палатка уже стояла, вытянутая по струнке. Рядом заканчивал установку своего жилища Змей. Он, гад, сжульничал: палатка у него не треугольная, а что-то вроде трубы. Ставится гораздо легче обычной, правда места в ней и вправду только на одного...

Вернулись Махмуд, Хаммер и девочки. Девочки тут же стали рыскать по всему холму, выискивая наиболее живописное место для своей палатки. Пока мы с ними спорили, Балрог спалил в костре две коряги, которые мы нашли для штоков. Мы заскандалили. Дед вручил Балрогу еще один топор и послал за дровами. Мы, все еще пылая негодованием, снова отправились в лес.

С палаткой что-то не так. Она не стоит, а висит, как... Ну, я не буду записывать сравнительно-анатомический пассаж Деда. Змей, втихомолку стал давать нам советы. Эту веревку подтянуть, шток ровнее, колышек подальше... С грехом пополам палатка заняла более-менее правильное положение. Потом мы, на правах экспертов, стали давать мудрые советы Хаммеру с Махмудом. На пятой минуте советования мимо меня пролетел топор, саперная лопатка и сапог Махмуда. Мы ретировались, дабы глянуть, как дела у девочек...

Девочки недоуменно оглядывали свою палатку. И так и эдак... Выяснилось, что у нее... Нет дна!!! Вызвали Деда. Дед осмотрел палатку и засмеялся. Потом объяснил, что это не палатка — а тент, который устанавливается НАД палаткой.

Девочки ударились в слезы, но Змей заметил, что это не страшно: по четыре человека в палатку впихнуть можно. Девушки потребовали выделить им отдельную палатку, но Дед строго сказал «Отставить!» и предложил выбирать, в какой палатке они поселяться. Змей хмуро заявил, что пустит к себе максимум ОДНОГО постояльца.

Девушки глянули на палатки и... И единодушно выбрали дедовскую! Мы вздохнули с облегчением, потом задумались. Дед, хмыкнув, подкрутил усы.

После установки палаток мы решили перекусить. Я, пользуясь званием капитана команды, величественно послал Махмуда с Менестрелем за водой. В ответ они послали меня. Оказалось, что из емкостей для воды у нас наличествуют только три котелка. Один большой, и два маленьких, армейских: дедовский и Змеев.

Змей, зараза, хладнокровно потребовал кулек. Пока мы ему втолковывали, что носить воду в кульке глупо, Змей сам нашел целлофановый пакет и достал из рюкзака пластиковую торпеду — бутылку из под кока-колы, в которую была насыпана крупа. пересыпав крупу в пакет, он холодно сунул в руки водоносам торпеду и потребовал еще один кулек. Во второй торпеде у него был сахар.

И того — три литра. Дед одобрительно пошевелил усами и присовокупил свою флягу. Но все равно — маловато. Дед махнул рукой и, приказав мне принимать командование, отправился куда-то в сторону станции. Мы сделали небогатый запас воды, и поручили девушкам варить обед. Девушки потребовали помощника, что бы он занимался костром. Балрог, с маниакальными искорками в глазах, вызвался и дальше кочегарить, только попросил выделить ему в бессменное пользование топор.

Мы же стали распаковывать свое оружие. Змей посоветовал сначала окопать палатки и накрыть их полиэтиленом. Против дождя. Мы посмотрели на безоблачное небо и покрутили пальцем у виска. Тогда Змей безнадежно махнул рукой и посоветовал сделать оружейную стойку...

Тут вмешались девочки и потребовали принести еще воды. Мы удивились: зачем?! Оказалось, пока мы возились с оружием, произошел целый ряд катаклизмов. Во первых, сначала они никак не могли взять в толк: как вскипятить воду на костре?! К счастью Хаммер сообразил воткнуть у костра две рогульки, на них поставить перекладину, а на перекладину повесить котелок. Однако вскоре перекладина загорелась, сломалась, и котелок рухнул в костер.

Потом, когда котелок установили на достаточно толстой жердине, выяснилось, что в него набивается пепел. Змей успокоил, что это нормально. Потом подлый дым стал есть девушкам глаза и они умудрились вторично опрокинуть котелок в костер. Балрог завопил, что отказывается поддерживать костер в луже: это просто невозможно. В конце концов, кое-как утвердив котелок над огнем, девочки принялись чистить картошку...

Тут Змей слегка побледнел и кинулся проверять, какие именно припасы девушки с собой захватили. Оказалось это были: картошка, лук, укроп, пара буряков, колбаса, засоленное сало... И пакет с куриными окорочками. Змей предложил окорочка немедленно закопать. Девушки возмутились: как это?! Мы заглянули в пакет. Окорочка имели какой-то нездоровый, бледно-зеленый вид. А еще от них... пахло. Я распорядился свершить захоронение минимум в ста метрах от лагеря, на глубине не менее метра. Змей подсказал, что из остальных продуктов долго протянет только сало, остальное надо срочно уничтожать путем поедания.

Девушки снова напомнили про воду, необходимую, что бы помыть картошку. Махмуд тут же заявил, что он за водой уже бегал. Так что пошли мы с Джулианом.

Однако вскоре девушки снова потребовали воду. Как? Мы же только что... Зачем? Оказалось — что бы помыть почищенную картошку. Потом потребовалась вода, что бы мыть нарезанную картошку...

Зато теперь вся команда знала путь до воды. Не знаю, что бы было с нашим обедом, если бы не вернулся дед, с двумя купленными в деревне ведрами. Выслушав кулинарную эпопею, он кивнул, свалил все почищенные продукты в котел, забросил туда же колбасу...

Вскоре получилось нечто кашеобразное, пахнущее колбасой. Тут выяснилось, что у нас на десять человек пять мисок, две тарелки, восемь кружек, два граненых стакана, семь ложек(две из которых чайные) три вилки и пара китайских палочек. Змей с дедом вообще хитро пристроились, используя вместо мисок крышки от котелков. Ну да ладно, есть хотелось так, что на досадные мелочи мы не обращали внимания.

Вечерело. Змей поставил на огонь котелок. выпив чаю и передохнув после еды, мы с Джулианом отправились к мастерам, узнать что и как.

***

Вечер.

В мастерятник мы попали не сразу. Странно, вроде когда из него шли — все прямо, прямо, хоп — вот и место под лагерь. А теперь...

Зато познакомились с союзниками. Заглянули в Лориен, Гондор, Раздол... Везде нас спрашивали, какие именно мы эльфы. Мы затруднялись на это ответить, так как ни Балрога, ни Змея под рукой не было.

Наконец, почти случайно, мы наткнулись на мастерятник. Там мы узнали свежие новости.

Построение намечено на завтра, на полдень. До тех пор мастера обойдут все лагеря, расчипуют оружие, перепишут игроков. Проверят крепости. Крепости?! Впрочем, меня успокоили, что нам крепость не положена.

На полигоне проявились «те прошлогодние клоуны». Вскоре я сообразил, что речь идет о Великом и его команде. Они приехали орками. Как мы уже знали, половина их команды опоздала на электричку. Вторая половина, во главе с Маршалом, проехала нужную станцию. Так что потом они долго колесили туда-сюда, ругаясь с проводниками. Тем временем, первая половина команды, во главе с Великим, все-таки стартовала из города, успешно десантировавшись на нужной станции. Отвергнув услуги встречающих («да мы здесь уже были!!!») они повели за собой еще человек тридцать, приехавших на той же электричке. Естественно — заблудились. Выслали разведчиков. Разведчики канули в Лету. Двое каким-то чудом вышли на полигон, едва не пройдя мимо крайних лагерей. Их доставили в мастерятник, были высланы поисковые группы...

Тем временем ряды оставшихся редели. Была отряжена группа на поиски разведчиков, которая тоже растворилась в лесах. Доведя заблудившихся до мастерятника, поисковая группа снова ушла в леса на поиски потерявшихся... Третий найденный разведчик радостно сообщил, что встретил в лесу развед-группу промахнувшейся группировки Маршала...

Я бодро сообщил мастерам, что мы «уже поставились». Мастера кивнули и обещали прислать игротехов завтра, так как сегодня все мастерские силы брошены на поиски рассеянной по всем окрестным лесам группы Маршала. Дело осложняется тем, что Великий хоть убей не признается, сколько всего человек было в его команде.

Выпив чаю, мы отправились восвояси. Но попали к оркам. Слава Богу — не к нашим, к каким-то другим оркам. Орки нас радостно приветствовали, напоили чаем, вывели на азимут... И мы пришли в Барад-Дур. Какой-то замученный парень спешно ставил палатку в сгущающейся темноте. Мы, чем смогли, помогли ему, потом он сел с нами у костра перекурить. Оказалось это был Ангмарец. Потом подошли другие назгулы, указали нам дорогу...

Когда мы попали в Раздол, то поняли, что уже недалеко. Раздольцы реагировали очень нервно, дорогу показать отказались... Мы обиделись.

Проплутав по лесу еще с полчаса в кромешной тьме, мы устроили привал. Джулиан предложил заночевать, где есть. Я колебался. К счастью тут мы услышали протяжный, тоскливый рев пионерского горна. Дед давал пеленг на родной лагерь.

В лагере мы обнаружили хмурого разведчика Маршала. Мы ему сообщили, что мастера его ищут, предложили остаться у нас на ночь. Разведчик холодно отказался, допил чай и ушел во тьму. Больше мы его не видели.

***

02.05, пятница. Первый день игры.

08:00

Ровно в восемь утра дед переполошил весь лагерь, затрубив в свою чертову дудку. Открыв глаза первое, что я увидел — сморщенный потолок перед самым лицом. Завопив от ужаса, я попытался вскочить, не сообразив, что это всего лишь полог палатки. Вскакивая, я наступил на Джулиана, тот спросонья двинул меня локтем, но попал в Балрога...

В общем, из палатки меня катапультировали. Вскочив, я уже совсем собирался высказать Деду все, что я о нем думаю, но Дед преспокойно сунул мне в руки горн и, подтянув кальсоны, отошел к костру. Из палаток повылазили люди и уставились на меня, стоящего посреди лагеря с дудкой в руках. Глаза их моментально налились кровью...

С перепугу я заорал что есть мочи:

— Па-адьем! Построение!!!

Люди со стонами выдрались из палаток. Выяснилось, что воды нет. Махмуд с Хаммером тут же заявили, что они за водой не пойдут. Пошли Джулиан с Менестрелем. Балрог кинулся к костру. Девушки продолжали сонно возиться в палатке, ноя, что без чашки кофе не проснуться, что лица у них опухли, волосы спутались...

Вернулись водоносы. Девушек выгнали из палатки, предложив создать утренний чай и завтрак. Выяснилось, что котелок полон остатков вчерашней стряпни, намертво задубевших. Все сошлись на том, что мыть посуду — женское дело. Девушки отправились на реку, прихватив полотенца, мыло, зубные щетки... Остальные поняли, что это неплохая идея и ринулись умываться. Вернулись, наблюдая, как девушки задумчиво разглядывают реку. Выпили приготовленного Змеем чая. Подождали...

Мы с Дедом отправились искать пропавших девчонок. Они обнаружились у реки, в полностью расстроенных чувствах. Видите ли никто из них не прихватил ни моющего средства для посуды, ни губки... Дед, покрутив пальцем у виска, бухнул в котелок пригоршню песка. Девочки замерли от ужаса. Дед наскоро объяснил им, как посуда моется песком.

За приготовление завтрака взялись Хаммер и Дед. Оказалось Хаммер — не дурак пожрать. Они долго прыгали над котлом, таинственно перемигиваясь и безумно хихикая. Получилось очень вкусно.

10:00

Только мы успели позавтракать, появился мастер и приказал нам вытаскивать на смотр оружие и доспехи. Мы повытаскивали. Мечи у нас были одинаковые: их сделал Хаммер по технологиям, предоставленным Змеем. Щитов было три: мой круглый (сделаный по размерам дорожного знака, как-то по привычке), змеевский, одолженный у Молчаливого и дверца от холодильника «Зил» Махмуда. У всех были выструганные из дерева ножи.

И тут, наконец, дед открыл свой ящик. Мы все аж повытягивались: нам было любопытно, что же в нем такое. А в ящике оказалась... Шашка! Мастер икнул, осмотрел ее... И с сожалением заметил, что вещь, конечно, красивая, но непрочная. Фанера. Дед только усмехнулся в усы, сказав, что, мол, поглядим, пояснив, что это авиационная фанера — в его молодость из такой бипланы делали и ничего — летали помаленьку.

С доспехами дело обстояло хуже. Элхэ использовала кожаную куртку-косуху с обрезанными рукавами, на которую Хаммер наклепал несколько металлических блях, что бы прикрыть молнию. Леголасочка вытащила замшевую курточку без рукавов, всю в заклепках. У меня и Джулиана были доспехи из линолиума, покрытого сверху дермантином. У Менестреля — тоже самое, только еще с латунными полосами. У Балрога — фехтовальная куртка, с нашитыми на нее железными квадратиками. Змей выволок кольчугу.

Больше всего железа было на Махмуде. У меня сложилось нехорошее впечатление, что я знаю, куда подевался остальной холодильник. Очевидно Хаммер разобрал его на листы, прорезал в них пару дверок, приложил к Махмуду и обстучал молотком. Сам Хаммер был обряжен во что-то вроде пончо, собранного из бляшек, скрепленных колечками.

Но всех добил Дед, вытащив из того же ящика бронежилет и немецкую каску времен второй мировой.

Хаммер с Махмудом получили «средний» доспех, все остальные — легкий. Махмуд остался недоволен, но спорить не стал.

Когда мастер ушел, мы стали собираться на парад, то есть — надевать костюмы. Все со страхом ждали, как будет выкручиваться дед. А дед просто надел тренировочные штаны со споротыми лампасами, сверху надел темно-зеленую гимнастерку и перетянул ее навыпуск портупеей. Мы притихли. В особенности я. дед оглядел нас и нахмурился, узнав в моей тунике свою запасную гимнастерку. Скандалить, правда не стал.

Скандал разразился, когда свой костюм надела Леголасочка. Мы стали дружно заикаться. Дед рявкнул: «Срамота!». В чем-то он был прав. Хотя эльф в мини-юбке, едва прикрывающей ягодицы... В общем, общим голосованием Леголасочку заставили надеть тренировочные рейтузы. И убрать идиотские крылышки со спины. Леголасочка обиделась, показав, как первоисточник, иллюстрацию из «Дюймовочки», где был изображен эльф.

В общем, раскрашенные во все оттенки зеленого, мы двинулись на построение...

12:00

Дед настоял, что бы мы не брали с собой оружия. Парад произвел на меня тяжелое впечатление. надо признать, смотрелись мы весьма убого. В особенности среди эльфов. Эльфийские дамы были наряжены в пышные платья, кавалеры — в камзолы и кружева... Весь темный блок был закован в железо. Прямо напротив нас расположился слегка опоздавший на парад Великий. Нам полегчало: его команда тоже выглядела сборищем пестрых голодранцев.

Мастера что-то вещали, но я так и не расслышал, что. Толпа возбужденно галдела. Дед что-то строчил в планшет. Наконец, мастера обьявили, что боевые действия стартуют в три пополудни и дали отмашку. Мы уныло побрели в сторону своего лагеря, но Дед выдернул меня, свистнул Змею, что бы тот « уводил подразделение» и потащил меня куда-то в сторону. Как выяснилось — в мастерятник.

Там Дед потребовал карту местности. Оказалось, мастера говорили о том, что у них есть несколько ксероксов плана местности. Потом дед долго выспрашивал что-то насчет мастера по экономике.

На выходе мы столкнулись с какой-то разодетой эльфийкой. Она высокомерно осведомилась, кто мы такие. Я уже хотел ее послать, но Дед пихнул меня в бок, зашипев, что это Галадриэль, важная особа. Я сбивчиво представился как Тибериум, вождь небольшого клана... («эльфов Теллери!» - прошипел Дед) а! эльфов Теллери... Из Лихолесья. Вот. Галадриэль важно кивнула, и велела прислать кого нибудь через час на совет в Лориене. Я хотел ответить что-то умное, вроде того, что а где это, собственно, но Дед снова пихнул меня локтем, заверил, что будем и уволок.

Быстро доскакав до лагеря, я объявил, что нас пригласили на совет в Лориен. Кто пойдет?!

Пойти хотели все. В особенности, конечно, Леголасочка. Элхэ, правда, презрительно фыркала, но я по глазам видел, что и она бы хотела поглядеть на важных эльфов. Однако Дед заявил, что идти надо мне, как капитану команды и Змею, как элементу здравого смысла. После чего сказал, что пойдет в разведку, а с этого момента лагерь на осадном положении. И исчез в кустах.

14:00

Дед выскочил из кустов, когда мы уже собирались идти. Устроил всем разнос по поводу караульно-постового разгильдяйства. Сказал, что мог бы перерезать нас всех. Потом показал схему, где были уже отмечены наш лагерь, Раздол, Лориен и несколько неопознанных лагерей. Дал нам азимут. Мы не поняли. Тогда он вывел нас на прямую «Лихолесье - Лориен экспресс» и дал хорошего пинка. В Лориен мы прискакали весьма резво.

У меня аж дух захватило от количества высокопоставленных особ. Толкались какие-то многозначительные речи. Делались зловещие намеки. Всех призывали к бдительности.

Я тихо спросил у Змея, а нет ли среди этих Боромира с Арагорном?! Змей прошипел, что игра не по трилогии, а по Ангмарским Войнам. Я сделал вид, что все понял и снова обратил внимание на Совет.

Какой-то лихой эльф призывал нанести «серию превентивных ударов по условному противнику». Остальные мямлили на тему, что, мол, нехорошо, как-то-так сразу и в морду. От нечего делать я поддержал высказывающегося, попросив толь разъяснить, что такое «превентивный удар»? Змей тихо втянул голову в плечи. Оратор обозвал меня орлом, хлопнул по плечу. Объяснил, что мы с ним будем бить орков, пока они нас не начали бить. Спросил, сколько я могу дать тяжелых щитоносцев? Я гордо сказал, что одного среднего и одного очень тяжелого. Оратор как-то скис, спросил, откуда я. Я ответил (Дед заставил меня вызубрить название нашего лагеря как «отче наш»). Оратор снова возгорелся пламенной речью, что, мол, вот, даже всякая шушера, вроде теллерей, осознает, а некоторые из присутствующих...

Я очень напрягся насчет «всякой шушеры», но Змей ударил мне кулаком под колено, заставив спешно сесть. Ораторстовал, как оказалось, Глорфиндейл, очень важная персона. Однако в этот момент кто-то поднял морально-этическую сторону вопроса, началась полемика, а попросту — перебранка.

Вдруг меня дернул за рукав какой-то парень и поманил за собой. Отойдя от кипящего страстями совета, он спросил:

— Вы Северное Лихолесье?

— Угу.

— Давай по простому: как у вас с бойцами?

Я открыл было рот, но тут возник змей, сказав, что с бойцами, в общем-то, не важно: все необстрелянные новички, но энтузиазм есть. Местами даже нездоровый.

Оказалось, что перед нами — Трандуил. Во первых — наш ближайший сосед, во вторых — знакомый Змея. Трандуил сказал, что собирается «делать ноги из этого дурдома», предложил довести нас, а потом заскочить в гости. Мы согласились.

15:45

По дороге домой мы были внезапно атакованы. Из кустов на нас повылазили... воины Великого, под предводительством самого Маршала! Штук пять, не меньше. Я хотел мужественно принять бой, но Трандуил ухватил меня за шкирку и велел «давать винта со всей дури!!!». Мы понеслись по тропинке. Сзади раздался душераздирающий лязг и грохот. Обернувшись, я увидел, как за нами несется разваливающаяся на ходу стальная лавина. Во все стороны, точно шрапнель, летели куски доспехов, орки тормозили, что бы их подобрать...

Трандуил свернул с тропинки, крича, что «у нас гости!!!». Через минуту мы влетели через ворота за бревенчатую стену, со стены на нас удивленно глядел парень в кольчуге. Еще трое, злорадно улыбаясь, хватали щиты и выбегали из крепости.

Маршал резко затормозил и с подозрением глянул на крепость. К тому времени из нее выскочили еще два щитовика, на стене появилась девчонка с луком. Орки как-то срочно засобирались домой и исчезли в лесу.

Нас усадили вокруг костра, напоили чаем (кажется, на играх это традиция: поить чаем). Разговорились. Трандуил познакомил нас со своим сыном Леголасом, статным светловолосым хлопцем в зеленой рубахе до колен. Змей заметил, что наш лагерь где-то совсем недалеко. Мы немного поспорили с ним, где именно, пока Трандуил не взял в руки разрезную пополам торпеду и не стал в нее дуть. К моему ужасу эта штука стала издавать гнусавые звуки, похожие на рев страдающего от расстройства желудка мастодонта. После непродолжительной паузы с соседнего холма отозвался пионерский горн. Так мы выяснили, что находимся совсем недалеко друг от друга.

Мы уже совсем было собрались домой, когда из кустов выскочил дед в бронежилете и каске, размахивая шашкой. Трандуиловцы несколько опешили, Змей вовремя крикнул «Свои!!!», скандал замяли. Дед пояснил, что услыхав непонятный позывной ответил на него, потом пошел на разведку. Мы познакомили его с Трандуилом. Они долго шушукались о чем-то, потом мы отправились домой.

17:00

Рассказали в лагере о соседях и встрече с орками. Все, за исключением Деда, сошлись на том, что надо было отлупить Маршала за наглость. Дед заявил, что еще успеется. Леголасочка надулась, когда мы упомянули про «постороннего» Леголаса и очень нехорошим тоном пообещала познакомиться с этим подозрительным типом.

Опасаясь дипломатического скандала я перевел разговор в другое русло, заявив, что мы со Змеем пропустили обед. В ответ на что нам выдали ведра и отправили за водой. Кругом несправедливость!

18:30

Только мы отобедали — со стороны Трандуила раздалось протяжное мычание его сигнальной бутылки. Мы повскакивали, но дед велел не спешить, ответив горном. Через пять минут к нам влетел запыхавшийся гонец. Он сообщил, что у них нынче ночью состоится свадьба, и король Трандуил приглашает нас на праздник.

Засобирались все. Менестрель вытащил гитару. Леголасочка заявила, что пойдет в любом случае (я сильно забеспокоился за Леголаса). Мне с Джулианом надо было присутствовать, как официальному представителю. Дед заявил, что хочет обсудить систему сигнализации...

22:00

Отгуляли на свадьбе. Леголасочка сначала сидела надутая, потом стала стрелять глазками направо и налево. Потом... В общем, похоже, она влюбилась в Леголаса. Бедный парень.

Дед весь вечер шушукался с Трандуилом. Хаммер нашел здешнего оружейника и они взахлеб стали делиться какими-то интимными подробностями технологии производства мечей. Змей нашел каких-то своих знакомых по прошлому году. Махмуд попал в осаду сразу трех девчонок, смотревших на него с обожанием... В общем — всем было хорошо и весело.

Домой вернулись уже в темноте.

24:00

Дед разогнал всех спать, предсказывая, что подъем будет ранним. Почему-то ему все моментально поверили.

01:00

Около часу ночи мы были вдруг разбужены горестными воплями: «А-а-а-уууу!!! Лю-у-удииии!!!». Дед выскользнул из палатки в кальсонах и тельняшке, шепнул, что разберется и, надев каску и сунув в зубы нож, ползком скрылся в кустах. С минуту все было тихо, потом послышался душераздирающий вопль, полный животного ужаса и треск проламываемых кустов.

Вернувшись, дед рассказал, что это был орк. Быть может — из нашенских. Орк заблудился, к тому же был не совсем трезв. Дед подкрался к нему и шепнул на ухо пару слов.

— А что ты ему сказал?

— Шайз оволь! Аусвайс! - сказал Дед.

— А что это значит?

— Понятия не имею.

продолжение второй части

via
Tags: amusing, funny
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments